Валерий Самсонов
Интервью 13. 05. 2022

«Еще раз от меня убежишь – ноги переломаю»

Интервью Ивана Донскова: об угрозах защитников, Кубке Регионов УЕФА и вратарях «Спартака».

– В шесть лет родители отдали меня на гимнастику для формирования тела. Этажом ниже, в подвале, была секция дзюдо. С семи лет я совмещал: после одной тренировки шел на другую.

В девять лет я вымахал. Родителям сказали, что из-за роста у меня мало перспектив. В тот момент брат позвал на турнир по футболу среди школ. У его команды не было голкипера, я занял место в воротах. Первые два месяца играл на этой позиции.

Потом у нас поменялся тренер. Новый устроил нам тесты, чтобы распределить по позициям. Нужно было выбить мяч в поле от лицевой, набить и сделать серию рывков. Так я из вратаря превратился в защитника. Позже тренер заметил мою скорость и передвинул в атаку.

– Как оказался в «Академии Понедельника»?

– С командой 1996 года я поехал играть против 1997-го «Академии Понедельника». Мы крупно проиграли, но четырех наших игроков пригласили на просмотр: сыграть товарищеский матч с ростовским «Локомотивом». Мне дали форму с номером 9 – я сразу понял: это хороший знак.

Мы играли по интересной схеме: 4 защитника, 2 опорника, 2 инсайда и 2 вингера – без центральных нападающих. В академии приучали играть низом, поэтому мы обходились без номинального форварда, чтобы не было соблазна забросить мяч верхом.

Я забил в обоих таймах, заработал пенальти. Около двух месяцев мы втроем (вратаря сразу отсеяли) ездили в Ростов на игры. Потом подписали детские контракты. Когда выдали экипировку Umbro, я был очень счастлив.

– Застал Александра Максименко?

– Конечно. Играл за наш возраст, хотя он на год старше. У нас даже второго вратаря не было. Никто не тянул его уровень. Максименко был очень прыгучим, часто тащил сложные мячи.

В 12 его несколько раз звал московский «Локомотив» – готовы были взять без просмотра. Через пару лет он уехал в «Спартак». За полгода в Москве он сильно изменился: был невысокий, пухленький, с щечками. А тут вытянулся: выше всех нас. Мы думали: «Чем их там кормят?!».

Как-то нас с Сашей вызвали в сборную Ростовской области. В конце сбора начали определять пенальтистов. Он отбил много одиннадцатиметровых. Потащил все удары левшей. Рассказывал потом, что по его расчетам левши всегда бьют в правый от себя угол.

– Ты же рано дебютировал в чемпионате области, да?

– В 15 лет за «Академию Понедельника» против «ТПФ». Тогда в ее составе играли Роман Адамов и другие опытные футболисты. Я вышел на 30-й минуте. Мы проиграли в один мяч.

В 2013-м мы приезжали играть в Песчанокопское. На трибунах вместо кресел были деревянные лавки. Душевых еще не было. После игры умылись и обратно.

– Защитники давили психологически?

– В зимнем кубке мы играли против команды ветеранов. В начале матча я несколько раз умчал от защитника: дважды забил и отдал на пустые. Подходит ко мне [защитник]: «Еще раз от меня убежишь – ноги переломаю». Буквально в следующем эпизоде принимаю мяч и вижу боковым зрением, что он летит в меня. Я увернулся и через несколько минут сам прыгнул в него. Он орал потом: «Я тебя после игры поймаю!».

– Ты рассказывал, что был на просмотре в ЦСКА.

– В 2014-м академия начала разваливаться. Мама взяла диски с моими играми и поехала в Москву договариваться о просмотре. Пригласил ЦСКА. Тренировался месяц, потом тренер сказал: «Мы ожидали от тебя большего». Я поехал в Ростов.

В академии обиделись, что я втихаря поехал в ЦСКА. Они никого не отпускали без компенсации. Пока я был в Москве им пришел запрос, чтобы ЦСКА смог заявить меня в первенство города. Академия запросила компенсацию – 800 тысяч рублей. ЦСКА отказал. За Максименко требовали такую же сумму, но он начал судиться, и в итоге «Спартак» заплатил за него чуть больше 300.

Оставаться в академии дальше не было смысла. Я подписал бумагу, что не буду играть за профессиональную команду до 18 лет – и вернулся в Каменск.

– Что делал в Каменске?

– Играл за городскую команду на область. Сначала по Высшей лиге, потом в Первой.

Я был самым мелким, но дедовщины не было. Старшие видели, что я стараюсь, и не напрягали. Хотя один забавный случай помню. Едем из Волгодонска. Ветераны говорят: «Ванек, сгоняй нам за пивом!». Я отвечаю: «Мужики, какое пиво?! Мне 16, не продадут!».

В Вышке играл бесплатно, а в Первой лиге четырем футболистам, включая меня, платили по 6000 рублей в месяц. Но за последние три месяца мы не получили зарплату. Ходили в администрацию. Нам напели в уши, дали грамоты, на этом все. Хотя мэр хотел сохранить команду, потому что ему это было выгодно: на наши матчи ходили в среднем 1500 зрителей.

– В этот момент тебя позвал Денис Глушаков?

– Да, но сначала я был на просмотре в «Чайке», которая собирала состав под ПФЛ. Тренировался полтора месяца. Потом команда уехала на сборы, но без меня и Хохлачева.

Сыграл несколько матчей за «Чайку-2», мне позвонил Глушаков. Два часа рассказывал о планах развивать команду в Миллерово, строить интернат. Убедил перейти к нему в «Родину». Мы отбирали очки у сильных команд и теряли со слабыми. Миллеровские Робин Гуды, ха-ха.

В конце сезона позвонил мой детский тренер Сергей Зеликов: «Хватит заниматься фигней [играть на область]. «Академия» будет заявляться в ПФЛ, давай к нам». Я сыграл товарищеский матч, после него сказали оставаться.

«Академия» в то время была как сейчас «Красава». Жили на базе, трехразовое питание. Молодые футболисты готовы были играть за символическую зарплату, просто чтобы засветиться в профессиональном футболе.

– Что делал, когда «Академия» снялась с ПФЛ?

– Сначала меня пригласил на просмотр спортивный директор «Балтики» Исмаил Ибрагимов. Я прилетел в Турцию на сборы. Дали экипировку Алана Касаева: она XL, хотя он ниже меня.

Сыграл товарняк с казахстанской командой. В первом тайме Жека Помазан потащил пенальти, во втором вышел Ваня Олейников и забил. В конце сборов сказали, что будут делать ставку на опытных нападающих: Владимира Дядюна, Илью Кузьмичева и Игоря Портнягина. Во второй части чемпионата они сообразили на троих всего два мяча.

Агент рассказал об интересе «Носты». Прилетел в Орск – там мороз -40. Первые две недели тренировались в зале: тренажеры, мини-футбол. Было много просмотровых, каждый хотел остаться. Были жаркие сечи!

– Новотроицк знаменит своим металлургическим комбинатом. Как он ощущается в городе?

– Он занимает территорию больше чем сам город. Запаха не было, но летом видел красные облака.

– В «Носте» ты пересекся с еще одним голкипером «Спартака» – Ильей Свиновым.

– Он был вторым вратарем, проигрывал конкуренцию. Долгое время не играл, его выпустили с лидирующим «Нефтехимиком». Мы их волтузили, но они постоянно убегали в контратаку. Так Илья получил 5 в дебютной игре и больше в том сезоне на поле не выходил. Потом поменялся тренер, и он сделал ставку на Свинова.

– В 2017-м ты выиграл бронзовую медаль Кубка Регионов УЕФА.

– Турнир был очень здорово организован. С нами в Стамбул отправили представителя РФС. Команду одели как сборную России.

Кубок Регионов – это по сути Лига чемпионов среди любительских клубов. При слове «любители» многие думают, что это турнир среди пузатых мужичков. На самом деле там играют сильные футболисты, которые почему-то не попали в профессиональный футбол. С нами был и Карташ [Дмитрий Карташов], он тогда провел первый сезон в «Чайке» на любительском контракте.

Запомнился матч за выход из группы против испанцев [«Кастилия Леон»]. К 20-й минуте горели 0:2. Во втором тайме отыгрались. Один из мячей наш форвард забил ударом через себя. Потом остались в меньшинстве: испанец оскорбил нашего игрока, он поступил как Зидан в финале ЧМ. В компенсированное время забили со стандарта, но для выхода в финал не хватило очка.

Перед игрой Николай Сардак (председатель федерации футбола Ростовской области – прим. авт.) пообещал подарить экипировку, если выиграем. Так что мы были вдвойне счастливы. У меня дома лежит красная форма сборной России с цифрой 7 на спине.

– Прошлый сезон ты заканчивал в СКА.

– Позвонил Владимир Усин (экс-главный тренер СКА – прим. авт.), пригласил на сборы и пропал. Через три дня набрал его и услышал: «Ваня, больше не звони. Меня уволили».

В конце сезона никому не предложили новый контракт. Сказали, Баста недоволен командой. Хотя я ни разу не видел его на играх. Однажды, когда нам задерживали зарплату, он общался с игроками по видеосвязи. Обещал, что скоро все будет, но долги погасили только в сентябре.

– Последние полгода в «Иртыше» – лучший отрезок в твоей карьере?

– На данный момент да. В меня поверил Александр Горшков (обладатель Кубка и Суперкубка УЕФА 2007 года в составе «Зенита» – прим. авт.). После тренировок оттачивал со мной мелочи, которые потом помогали в игре. Учил отыгрываться нерабочей ногой в одно касание, правильно открываться при ауте. Еще сказал: «Научись доверять партнерам. Не нужно прибегать в их зоны. Будь нацелен на ворота». Я стоял в штрафной и караулил момент.

Еще он как истинный тренер всегда брал удар на себя. Из-за этого он не сработался с руководством, и его убрали.

– Вспомни самый ужасный выезд в своей карьере.

– В прошлом году у нас был спаренный выезд: «Носта» и «Оренбург-2». Мы полетели в Москву, оттуда в Орск. Перед посадкой нас так сильно трясло, что многих потом тошнило. На автобусе доехали до Новотроицка. Выиграли. Я забил бывшей команде два и отдал голевую. Горшков потом ругал, что я не был нацелен на хет-трик.

Из Новотроицка пять часов ехали в Оренбург. Сыграли вничью – наш защитник забил фантастический автогол. Юнус (экс-голкипер «Чайки» Руслан Юнусов – прим. авт.) после игры сказал: «В этой команде невозможно сыграть на ноль». Дальше началось приключение. Рейс в Москву, пересадка, самолет в Тюмень. Оттуда на клубном автобусе в Омск. Провели в дороге почти сутки. Администратор не взял билеты заранее, а это был день города.

– Твоя жена – мастер спорта международного класса по плаванию. Часто от нее огребаешь?

– Почти каждый матч, ха-ха. Может предъявить мне за недостаточное желание или за ментальность, если психологически неправильно подошел к игре или какому-то моменту.

Партнёры ФНЛ

Партнёры ФК «Чайка»

Партнёры Академии