Интервью 02. 03. 2021

Василий Алейников: «Гимн Лиги чемпионов надо не играть, а слушать»

Интервью с полузащитником «Чайки» о главном воспоминании детства, романтике ПФЛ, шутках в «Шиннике», русском Ибрагимовиче, книгах и пианино.

Интервью с полузащитником «Чайки» о главном воспоминании детства, романтике ПФЛ, шутках в «Шиннике», русском Ибрагимовиче, книгах и пианино.


– В нашей семье четверо детей: две сестренки – Ира и Эля, брат Паша и я. Я самый младший. Мама работает заведующей детским садом. Папа у меня по образованию электрик, поэтому дома у нас все всегда работает. Он и привел меня на футбол. Как сейчас помню свою первую тренировку в спортивном зале «Уралкерамики».

– Ты сравнивал российские города с Пермью. Часто они проигрывали. Что скажешь о Ростове?

– Я уже поменял свое мнение. Для меня нет особого города. Пермь мне нравится в первую очередь тем, что я там родился и вырос.

Ростов – классный город, глупо с этим спорить. Теплый климат, красивый центр. Мне нравятся многие здания, особенной на Большой Садовой и Пушкинской. На окраинах я почти не был, но, говорят, там тоже неплохо. Слышал, что Чкаловский микрорайон хотят включить в список всемирного наследия ЮНЕСКО (улыбается).

– В Перми полгода температура около нуля. Какими были условия для футбола в твоем детстве?

– Когда я только начал заниматься, искусственных полей почти не было. Только со временем они стали появляться.

Зимой температура нередко опускалась и до –20, но это никогда не доставляло дискомфорта. В Перми снег лежит с ноября по конец марта. Часто сами же его и убирали. Иногда на тренировках делились на три команды, играли в футбол, а проигравшие чистили поле от снега. Хорошая мотивация побеждать.

Главное футбольное воспоминание детства.

– В 2009-м в Пермь приезжал «Фулхэм» (27 августа, квалификационный раунд Лиги Европы – прим. авт.). Конечно, было интересно увидеть на нашем стадионе игроков из телевизора: Марка Шварцера, Дэмьена Даффа, Диоманси Камара. «Амкар» тогда выиграл 1:0, забил Мартин Кушев. Для города этот матч стал большим событием.

Но лично для меня главные футбольные воспоминания детства связаны с нашим тренером – Георгием Георгиевичем Семеновым. Экстраординарный человек. Он мог просто позвонить и спросить, какой у тебя размер ноги. А на следующей тренировке дарил бутсы, которые покупал за свои деньги.

Перед новым годом он оглашал рейтинг игроков нашей команды, который сам составлял. В нем был выше тот, кто за год больше других прибавлял по отношению к самому себе. В зависимости от места в рейтинге он дарил подарки каждому футболисту. Но главным моментом были не подарки, а его комментарий о твоей игре: критика пронзала сердце, похвала вызывала слезы.

Мы до сих пор общаемся, чаще – когда я приезжаю в Пермь. Иногда он высказывает мнение по поводу моих игр. Когда забил «Текстильщику», он поздравил с голом.

– В «Амкаре» ты с перерывами провел 6 лет. При ком из тренеров ты был ближе всех к дебюту в Премьер-лиге?

– Оглядываясь назад, я понимаю, что мое отношение к футболу тогда было неправильным. Я должен был быть гораздо более требовательным к себе. Это касается многого: ментальности, питания, индивидуальных тренировок, отношения к критике. Я не ленился, просто не «выжимал газ в пол». Поэтому не могу сказать, что при ком-то из тренеров я был близок к дебюту.

– Когда ты это понял?

– Пару лет назад. Я стал старше и начал смотреть, как ведут себя ребята помоложе. Проводил аналогии с собой. В «Амкаре» я думал, что мои старания попросту не замечают. А на самом деле я был не до конца требователен к себе.

Под требованиями к себе я подразумеваю: анализ своих действий, своих сильных и слабых качеств. Плюс ментальность, режим сна, питание. Самое главное – ментальный подход. Ты должен быть смелым, дерзким, правильно относиться к критике: принимать ее, но не давать ей себя ограничивать.

– Что ты почувствовал, когда узнал, что «Амкар» прекращает свое существование?

– Огромное удивление, огорчение. Хотя регулярно появлялись новости о том, что у команды финансовые проблемы, было страшно слышать, что в год Чемпионат мира в России исчезают две команды (вторая – «Тосно»), а об этом почти не говорят в СМИ.

Пермский край – богатый регион с огромным количеством крупных предприятий. При этом не хватает средств на существование клуба Премьер-лиги. Хотя если взять капитализацию предприятий, расположенных в крае, то сумма, необходимая для комфортного существования команды в РПЛ, получится совсем смешной.

– Два года ты провел в аренде в «Пскове». Чем запомнилось это время?

– ПФЛ – романтика. Едешь 12 часов, матч, потом столько же трясешься обратно. Это был новый для меня опыт. Классный коллектив, самостоятельная жизнь. Супер. В команде постоянно задерживали зарплату, но все это отходило на второй план.

Представь, у тебя зарплата 25 тысяч грязными, а их еще и несколько месяцев не платят. После тренировок на обеде мы брали контейнеры с едой на вечер. Иногда бывали такие задержки [зарплаты], что приходилось брать контейнеров побольше. Сейчас уже это воспринимаешь по-другому, а тогда было легко, моментами даже весело.

– На что жил, когда не платили зарплату?

– Экономил. Плотно обедал в местной столовой, потом скромно ужинал дома: гречка или макароны. Ничего лишнего. Научился растягивать одну зарплату на несколько месяцев. Приходилось рассчитывать. Думаешь: взять сейчас десерт в столовой, или лучше оставить деньги на потом. Не хочу придавать драматургии, типа еле сводил концы с концами, но точно было не до шика.

– В сезоне 2016/2017 ты забил 5 мячей. Можно назвать его лучшим в твоей карьере?

– Три из них я забил с пенальти. Такие голы меньше ценятся. Пенальти еще нужно реализовать, но приятнее забивать с игры. Это был неплохой сезон, но, если сравнивать, больше понравился предыдущий: мне удалось забить четыре мяча, плюс с «Шинником» мы дошли до 1/4 финала Кубка России.

– Как Александру Побегалову удавалось 8 лет удерживать в середине таблицы команду с одним из самых низких бюджетов?

– Болельщики всегда скандировали: «Побегалов – это «Шинник»!

Побегалов всегда требовал те вещи, которые приносили результат: отсутствие потерь на своей половине поля, быстрые атаки, организованная оборона. На теории он жестко высказывал тем, кто уступал в единоборствах, занимал не ту позицию. Когда я терял мяч на своей половине поля, он говорил, что со мной очки не заработаешь. Главное – налаженная система: приезжали новые игроки и с первого дня впитывали его требования.

Еще одна из причин – дружный коллектив. На базе тогда были вывески: «Шинник» – это семья». Конечно, были и конфликты, но без них никуда. Многие футболисты жили на базе, часто проводили время вместе. Это тоже сплачивало.

С удовольствием вспоминаю веселое время в Ярославле. Вся команда могла во время тренировки упасть от шутки Евгения Стешина. Он может без остановки пять минут шутить на разные темы. Мастер слова, мастер юмора. Серега Самодин – человек с легким интеллектуальным юмором. У него много интересных историй. За его тонким юмором скрывается большой интеллектуальный фундамент. Эльдар Низамутдинов тоже любит шутить, но у него шутки пообиднее будут, поэтому лучше, чтобы шутка была направлена не в твой адрес (улыбается).

– Низамутдинов – русский Ибрагимович?

– Несмотря на шутки Эльдара, что «сильному не нужно, а слабому не поможет», мы видели обратное: как он питается, как он относится к своему телу. Если заглянуть в его тарелку во время приема пищи, то там из огурцов и помидоров будет выложено слово «профессионал». Эльдар рано ложился спать и рано вставал. Тоже самое можно сказать и о Сергее Самодине, который на несколько лет младше Эльдара.

– «Шинник» сейчас на последнем месте. Почему так?

– После ухода из клуба Побегалов дал интервью, где назвал ряд причин: короткое время на подготовку, просчеты в селекции, уход ряд ключевых футболистов: Олега Кожемякина, Александра Эктова и еще нескольких ребят, не будем называть фамилию каждого (улыбается). Плюс неудачный старт, который повысил психологический градус, а также ковид. Из-за него они не могли тренироваться несколько недель, да еще и получили технари с соседями по турнирной таблице.

– Ты ушел из «Амкара» – клуб закрылся, «Псков» – тоже, «Шинник» сейчас на дне таблицы. Совпадение?

– Давай постараемся скрыть этот факт, а то я останусь без работы, да еще и общаться со мной будут с опаской (улыбается).

– Почему тебе не нравится давать интервью?

– Забавно в интервью отвечать на этот вопрос. Я прекрасно понимаю, что это часть работы футболиста. Но мне это просто не нравится. Есть люди, которым не нравится, условно, лук. Почему – они не могут сказать. Вот и у меня точно также. Раньше для меня интервью было чем-то банальным, скучным и заурядным. Сейчас это прошло. Есть игроки, которые интересно рассказывают.

– Чья это вина: футболистов, которые неинтересно рассказывают, или журналистов, которые задают стандартные вопросы?

– Думаю, общая. С одной стороны, должны быть интересные вопросы. У игроков часто спрашивают: «Как ты забил гол?». Вот что можно на это ответить? Ударил по мячу – он оказался в сетке. С другой стороны, футболисту должно быть, что рассказать. Когда появляется эта химия, становится интересно.

– Последнее интервью, которое тебе понравилось.

– Есть канал на YouTube – Valuetainment Russian. Там мне очень понравилось интервью с создателем первого в мире антивируса – Джоном Макафи. Он там говорит очень интересные вещи, многое ставит под сомнение, даже то, что написано в авторитетном источнике. Там же очень интересное интервью с Коби Брайантом.

– Почему тебя нет в соцсетях?

– Мне не интересно: ни смотреть, у кого что происходит, ни показывать, что происходит у меня. Мне не нравится сама идея соцсетей: сравнивать себя с окружающими. У меня есть фейковая страница в Instagram просто для того, чтобы получать информацию: читать статьи, смотреть футбольные упражнения.

– Что говорят девушки, когда слышат, что тебя нет в соцсетях?

– Реакции, в основном, две: или смотрят, как на ненормального, или думают, что это шутка.

– Откуда у тебя любовь к книгам?

– В Пскове было много свободного времени. Сначала много играл в приставку, потом стало скучно, и я ее продал. Я жил возле книжного магазина. Зашел, купил «Мотылек» Анри Шарьер. Сначала прочитал 10 страниц, на следующий день уже 20. Так полюбил чтение, пристрастился.

– Осенью ты купил электропианино. Через сколько сможешь сыграть гимн Лиги чемпионов?

– Моя сестра Иринка занималась в музыкальной школе, она хорошо играет. Было великолепно слушать, как она занимается, я не забуду эти моменты. В детстве мне не нравилось играть на пианино, но сейчас просыпается желание научиться.

Я научусь играть, но, пока уделяю этому мало времени. Мой хороший друг Женя Гошев (экс-игрок «Шинника», сейчас – «Оренбурга») начал учиться игре на фортепиано меньше года назад, а сейчас уже хорошо играет. У меня это займет больше времени: пару лет, наверное. Да и зачем играть гимн Лиги чемпионов? Его слушать надо!

Партнёры ФНЛ

Партнёры ФК «Чайка»